НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   КАЛЕНДАРЬ АКВАРИУМИСТА   КАРТА САЙТОВ   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  


12.11.2012

Зелёные шары Маримо

Признаться, мое знакомство с этими удивительными представителями растительного мира едва ли можно считать удачным. Было это в середине 80-х, а местом нашей неожиданной встречи стала, как обычно, московская «Птичка». Хожу по рядам, как говорится, никого не трогаю и вдруг вижу тазик с кучкой каких-то мохнатых зеленых шариков. Заметив мой интерес, владелец тазика тут же начал вещать, что я имею счастье лицезреть непревзойденный по неприхотливости и эффективности природный биофильтр, без которого вообще непонятно как до сих пор существовал мой аквариум. Соблазненный его сладкими речами и нетривиальностью товара, я прикупил пару шарообразных образований и, даже не удосужившись спросить, как называется новообретение, отправился восвояси. В «восвоясях» поначалу все было хорошо, и пару месяцев я был доволен. Правда, шарики досаждали тем, что никак не хотели лежать на отведенных для них местах, но в остальном вели себя неплохо, даже вроде бы немного подросли. Однако позже я заметил, что их шарообразная форма теряет правильные геометрические очертания, и в конце концов они просто распались на фрагменты, больше похожие на неряшливые лохмотья, буквально забившие вскоре решетку фильтра. В общем, все закончилось мусорным ведром...

Кладофора шаровидная
Кладофора шаровидная

Советчиков хороших у меня тогда не было, и я подумал, что мне элементарно впарили сезонную отечественную флору, которая иначе себя не ведет. Надо сказать, «Птичка» (а точнее отдельные недобросовестные продавцы) этим грешила: на ее прилавках истинно аквариумные растения порой соседствовали с разного рода телорезами и ирезине - очень декоративными, но в принципе не способными хоть сколько-нибудь долго жить в аквариуме.

Посчитав себя удостоенным звания почетного лоха, я в последующие несколько лет гордо обходил стороной периодически попадающиеся на глаза емкости с хитрыми шариками и не внимал речам тех, кто пытался спровоцировать меня на повторную попытку. Собственно, и интереса-то большого не было, поскольку водная флора тогда (да, по большому счету, и сейчас) имела для меня сугубо вторичное значение, и глубоким ее изучением я не занимался.

А потом мне в руки случайно попала книга Н.Ф.Золотницкого «Новые аквариумные рыбы и растения», из которой следовало, что и тот злосчастный продавец ни при чем, и шарики не виноваты. А вот я действительно опростоволосился: поместил холодноводное растение в тропический аквариум... Так что все произошедшее вполне закономерно.

Как вы уже догадались, речь идет о кладофоре - единственной, пожалуй, водоросле, присутствие которой в аквариуме можно считать приемлемым и даже желательным. Вот только подходит она лишь для емкостей, в которых температура не поднимается выше 20°С. Тем не менее это очень оригинальное и даже полезное низшее растение, и, если вам удастся акклиматизировать его в своем аквариуме, вы не пожалеете.

Итак, бархатный шар (а именно так называет кладофору Н.Золотницкий) - это колония зеленых водорослей, распространенных в Скандинавии, Центральной Европе, Прибалтике, России и Японии. Кстати, в Стране восходящего солнца они относятся к числу национальных достояний и подлежат тщательной заботе со стороны природоохранных ведомств. Российская кладофора тоже числится в категории редких или исчезающих объектов природы и даже занесена в некоторые региональные Красные книги.

В литературе это чудо природы упоминается под множеством имен: озерный мох, шаровой мох, мшистый шар, кладофора шаровидная и пр. Немцы, например, называют его русским мшистым шаром (Russian Moosballen). Мне же больше по душе краткое, но в то же время какое-то загадочное и романтичное японское название - маримо.

Типичная колония в неволе имеет диаметр 5-6 см; в природе 10-12 см, но есть упоминания о 30-сантиметровых шарах, причем предполагается, что столь внушительных габаритов они достигают к 150-200 годам жизни.

Ученые относят кладофору к семейству Cladophoraceae. Представители рода (а всего видов в нем насчитывается, по разных оценкам, от 40 до 170) освоили самые разнообразные водоемы умеренных и тропических широт. Встречаются в пресных водах, солоноватых эстуариях и в море. Любят мелководье, обилие солнца, чистое дно и прозрачную воду.

В аквариумах обычно содержат кладофору эгагрофилу. Изначально, в 1753 году, она была описана Карлом Линнеем как Confevra aegagrophila. В 1843 переименована в Aegagrophila linnaei. Долгое время, начиная с 1849г., носила имя Cladophora aegagrophila (и именно это научное название стало основой для наиболее распространенного обиходного). Но ничто в научном мире не длится вечно, и с 2002г., ее вроде бы корректно вновь величать эгагрофилой Линнея - Aegagrophila linnaei (оказывается, ДНК растения не соответствует признакам, характерным для рода Кладофора).

Ну, собственно, к разноголосице из академических уст мы, я думаю, уже привыкли, но противоречиво и отношение к кладофоре среди нас - аквариумистов: одни считают ее очень покладистой культурой и прекрасным украшением домашних водоемов, другие - более чем капризной и при этом не стоящей хлопот, третьи вообще никак не относятся, склоняясь к мнению, что любой водоросли в аквариуме места нет.

С одной стороны, это действительно очень неприхотливое растение, способное жить в воде температурой от 5 до 30°C. Но проблема в том, что в теплых водах оно начинает бурно размножаться, делиться, что и приводит к развалу аккуратных и симпатичных шариков на отдельные составляющие. Чтобы предотвратить это неприятное для аквариумиста явление, приходится держать кладофору при T=18-20°C.

Теоретически, нет ничего страшного в распаде колонии: каждый фрагмент - это вполне жизнеспособный организм, из которого со временем образуется новое водорослевое сообщество. Но происходит рост крайне медленно и растягивается на годы. Едва ли долгое ожидание в данном случае оправдывает себя.

Не любит кладофора и слишком жесткую воду. При dGH свыше 15° происходит деградация колонии с утратой привлекательного внешнего вида. Зато активная реакция воды особого значения для нее не имеет, хотя предпочтительнее слабокислая или нейтральная среда.

Что касается выдающихся фильтрационных способностей колонии, то это правда. Но использовать водоросль в таком качестве считаю неправильным. Действительно, пропуская через себя воду, она активно задерживает всякую муть, но сама при этом становится похожа на сплошной комок грязи. Правда, ее запросто можно промыть, но все же лучше, чтобы аквариум был оборудован хорошим фильтром. Тем не менее, если по каким-либо причинам размещение водоочистной системе в емкости невозможно, бросьте в нее пару шариков кладофоры - и она постепенно вберет в себя взвесь. Останется только аккуратно выловить маримо, прополоскать ее в прохладной воде (хотя бы даже под краном) и аккуратно отжать. Обычно двух-трех процедур достаточно, чтобы возвратить кладофоре прежний вид.

Очень хороша кладофора в выростных аквариумах, особенно там, где содержатся рыбешки, только недавно перешедшие на активное питание. Мало того, что она собирает грязь, так еще и облагораживает среду обитания мальков «ясельного» возраста. К тому же в ее «теле» охотно селятся различные микроорганизмы, способные послужить крохам пищей.

С высшими растениями кладофора сосуществует нормально - ни к кому не прирастает, никому не мешает (в части притенения). Не было отмечено выделение ею каких-либо фитонцидов, подавляющих вегетацию соседей. С рыбами тоже «мир - дружба». Мелюзга любит поклевывать поверхность шаров, видимо, собирая прилипшие пищевые частички, крупные - не замечают. В том числе, кстати, водорослееды и прочие вегетарианцы. Наверное, жестковата кладофора или обладает неприятным вкусом. В общем, абсолютно нейтральный объект: и сам опасности не представляет, и от других убытка не терпит. Кстати, креветки Амано и вишневые просто обожают пастись на шарах маримо - могут сутками не отдаляться от них. Других не держал, но думаю, картина будет та же.

В отношении освещения кладофора довольно непритязательна: способна жить как в полутени, так и при ярком свете. В последнем случае можно наблюдать интересное явление: шарики ближе к вечеру (а если в аквариум попадает солнце - то уже к 2-3 часам дня) поднимаются к поверхности, а к утру опускаются на дно. Объясняется это просто: под яркими лучами водоросль активно вырабатывает кислород, который, скапливаясь в колонии в виде мелких пузырьков, придает шару положительную плавучесть. В темноте выделение O2 прекращается, прежние его запасы постепенно растворяются в воде, и кладофора вновь ложится на грунт.

Теоретически водорослью можно декорировать и тепловодные аквариумы, правда, при первых признаках разложения шаров - каждые 2-3 месяца - их придется вылавливать и заменять новыми. Дело, конечно, хлопотное, но очень уж привлекательны эти зеленые сферические украшения. Я, правда, обратил внимание, что некоторые из купленных мной кладофор без сколько-нибудь заметной трансформации живут в теплой (около 24°C) воде куда дольше прочих - порой доходило до полугода и более. То ли мне эпизодически попадались какие-то более теплолюбивые популяции или морфы, то ли сказывается акклиматизация.

Характер грунта для маримо какого-либо значения не имеет, поскольку кладофора в нем не укореняется. Главное, чтобы он не собирал избыточное количество мульма, который по мере накопления перейдет во взвешенное состояние и облепит шар. Поэтому не забывайте регулярно «сифонить» дно.

С размножением как таковым проблем не возникает главное, набраться терпения, поскольку процесс, мягко говоря, небыстрый. Во-первых, вы можете просто «отщипнуть» кусочек от уже имеющегося взрослого шара, во-вторых - поместить шар в тепловодный аквариум и дать ему возможность сформировать «деток» самостоятельно. В любом случае, фрагменты должны быть помещены в воду температурой 18-20°C, чтобы через год-другой получить новое поколение аккуратных шаровидных колоний. То есть, собственно рост-то вы заметите довольно быстро - чуть ли не спустя 1-2 недели, а вот сферические очертания формируются куда медленнее. По сведениям К.Кассельман, годовой прирост диаметра колонии кладофоры составляет порядка 5-10 мм.

Несколько ускорить процесс может дополнительная подача углекислого газа и жидких аквариумных удобрений, но я предпочитаю этим не пользоваться. Во-первых, избегаю лишних хлопот при весьма неочевидном эффекте, а во-вторых, боюсь переусердствовать с подкормкой и спровоцировать рост других водорослей, которые очень охотно обживают кладофору, душат ее и ощутимо портят внешний вид.

В общем, иметь дело с кладофорой или нет - выбор очень личный. Своего мнения навязывать не буду, но считаю, что попробовать стоит. Очень уж необычна, можно сказать, уникальна эта удивительная и загадочная водоросль - маримо. И если получится удержать куртинки в сферических рамках, вы не пожалеете о затраченных усилиях.


Источники:

  1. ocean-tv.su



Пользовательского поиска



© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://aquariumlib.ru/ 'AquariumLib.ru: Библиотека по аквариумистике'

Рейтинг@Mail.ru